Полное совпадение, включая падежи, без учёта регистра

Искать в:

Можно использовать скобки, & («и»), | («или») и ! («не»). Например, Моделирование & !Гриндер

Где искать
Журналы

Если галочки не стоят — только metapractice

Автор
Показаны записи 21 - 30 из 54710
И я за прагматику. Просто вы так объяснили, что я получил новое для себя понимание, которое легло в мою карту мира. Спасибо!
Вы можете делать калибровку предугадывания на материале того, будет ли очередная реплика ваших собеседников "просветительская" или, наоборот, "затемняющая" для вашего понимания :)
Пример про уровень количества х качество понятен, правда, скорее интуитивно) Возникает как будто некое озарение как перед засыпанием, однако, выразить его понятно в словах, чтобы, например, кому-то пересказать, или объяснить себе, как это применять в практике, пока не могу..
Значит у вашего подсознания есть понимание, которое пока не оформилось в словах.
Единственный возможный сейчас пример, который сразу приходит на ум - это то, что сама ежеминутная жизнедеятельность человека является такой сложной системой якорей.
Да, и в калибровке предугадывания мы сортируем всю эту супер-сложную систему якорей лишь по двум категориям: "плюс" якори vs "минус" якоря.
Ваша фраза о том, что "в этой теме рекомендовалось начинать с предугадывания нейтрального фона, типа облаков на небе и т.п.", возможно, предполагает следующий мой вопрос - а как именно предугадывать, например, облака на небе?
А сами как думаете, какие тут варианты? :)
Подскажите ещё, пожалуйста, какие критерии везения/невезения применять?
Ваши личные/собственные.
Дело в том, что после некоторой практики рефрейминга несколько размылись эти два понятия (одно можно конвертировать в другое).
Не очень понятно, что вы имеете в виду. Приходит на ум пример истории из кн. "Рефрейминг" (https://metapractice.livejournal.com/563945.html). Но там переполюсовка оценки происходила за счёт разворачивания (нечто подобного) ценностной иерархии во времени (с добавлением нового ВАКОГ).
Чисто на бытовом уровне везение для меня это что-то неожиданно приятное. А невезение - неожиданно неприятное.
Ну значит вы во вполне общепринятом бытовом смысле/понимании используете эти термины.
Однако в связке из 4 якорей трудно найти везение или невезение, когда предугадываешь формально нейтральные для себя события типа цвета верхней одежды первого встреченного человека за поворотом дома. Как быть в таких случаях??
В соответствии с вашем определением — калибровать неожиданно приятный или неожиданно неприятный цвет верхней одежды первого встречного за поворотом :)
Угадал - везение, нет - невезение?
Или так, чисто формально — да.
И я за прагматику. Просто вы так объяснили, что я получил новое для себя понимание, которое легло в мою карту мира. Спасибо!
Пример про уровень количества х качество понятен, правда, скорее интуитивно) Возникает как будто некое озарение как перед засыпанием, однако, выразить его понятно в словах, чтобы, например, кому-то пересказать, или объяснить себе, как это применять в практике, пока не могу.. Единственный возможный сейчас пример, который сразу приходит на ум - это то, что сама ежеминутная жизнедеятельность человека является такой сложной системой якорей.
Ваша фраза о том, что "в этой теме рекомендовалось начинать с предугадывания нейтрального фона, типа облаков на небе и т.п.", возможно, предполагает следующий мой вопрос - а как именно предугадывать, например, облака на небе?
Подскажите ещё, пожалуйста, какие критерии везения/невезения применять?
Дело в том, что после некоторой практики рефрейминга несколько размылись эти два понятия (одно можно конвертировать в другое). Чисто на бытовом уровне везение для меня это что-то неожиданно приятное. А невезение - неожиданно неприятное. Однако в связке из 4 якорей трудно найти везение или невезение, когда предугадываешь формально нейтральные для себя события типа цвета верхней одежды первого встреченного человека за поворотом дома. Как быть в таких случаях?? Угадал - везение, нет - невезение?
Synesthesias. John Bargh’s research...
http://bargh.socialpsychology.org/
... focuses on “unconscious mechanisms that underlie social perception, evaluation and preferences, and motivation and goal pursuit in realistic and complex social environments.” In one example, interviewers asked interviewees to hold a cup while they asked them questions. The only difference between the experimental and control groups was that the cup held either warm coffee or a cold drink. Those holding the warm coffee expressed more positive responses than those holding the cold drink. These experiments involve synesthesias — crossover effects between different sensory modalities — in this case transforming the perception of physical warmth into interpersonal warmth. Attention to synesthesias has long been a staple of NLP training — and it is also strong support for nonverbal unconscious factors in rapport, responsiveness, and change.

Влияние температуры чашки кофе во время интервью было АССОЦИАТИВНЫМ, а не "синестетическим". Данное "исследование" и исследованием-то назвать ни как нельзя.
Self-control and submodalities (the smaller parameters in each of the five sensory modalities).
http://www.newyorker.com/reporting/2009/05/18/090518fa_fact_lehrer
The ability of small children to exert self-control when presented with marshmallows (If they were successful in delaying, they got two marshmallows instead of one) correlated with success later in life (age 32). When the children were asked how they were able to delay, they said that either they deliberately distracted their attention from temptation by looking somewhere else, or doing something else. Some pretended that the real marshmallow was only a flat picture of a marshmallow — an explicit submodality shift that is used in a number of NLP patterns.

Использование влияния субмодальностей на поведение маленьких детей. В режиме близком к технике. Это даже БиГи делали в изобилии. И что в этом нового?
Summary
This is only a very small sampling of current research studies that support various aspects of NLP practice and methodology, and more appear each week. There is a lot of research that supports NLP principles, but it is not identified as such. If all these studies were collected into a review article, it would provide quite impressive support. Meanwhile, a few of us continue to explore the boundaries of what we already know and can do.
http://realpeoplepress.com/blog/

Большая гора мусора не превратиться в гору алмазов. В данном обзоре нет ничего по исследованиям в области развития НЛП.
Что такое исследования, которые поддерживают типа "принципы" НЛП я боюсь себе представить.
Никаких "границ" в приведенных исследованиях совершенно точно не исследуется.
https://metapractice.livejournal.com/303110.html?thread=7121158#t7121158
Звуковая голограмма. Мира, ограниченного содержательного контекста. Подсознательные уши, похоже, всегда слышат. Вот матрица для синестезий со звуком!
Я в первоэнелписткие времена разработал технику личной интеграции на эфф эхореверберации. Берется трехголовочный маг (это было давно), стирающая головка отключается, и на закольцованную ленту пишется конструктивное простое самовнушение. Ну какое-нибудь просперити. Многократно. В озвучивании – жуткий хор голосов с эхом повторяет это формулу.
Через минуты прослушивания возникают слуховые глюки. Там появляются всякие хульные голоса, отрицающие позитив.
Поймав формулировку негативную, надо составить новую позитивную, которая бы переформулировала негатив в позитив. И внакладку записать на то, что было. Через время словестные негативы исчезают. Но появляются негативные ощущения, боли. Они называются словами, переформилирутся, записываются тоже.
Часов за шесть ВСЕ негативы исчезают. Работал тогда в амбулатории, под угрозой увольнения опыты прекратил. Но несколько человек успело пройти эту штуку. А меня сейчас одолевает вопрос – вот бы так зарядить какую-нибудь познавательную задачу?
http://openmeta.livejournal.com/22520.html
https://metapractice.livejournal.com/303100.html?thread=7246588#t7246588
Помогал знакомой с математикой. Пытаюсь моделировать собственные синестезии решения задач, и описывать их ей в явном виде.
Оказалось, что одна из моих стратегий - это планирование/просматривание разных серий манипуляций, и проверка, что они все сходятся к в точности одинаковому результату.
В моделировании человеков - разные серии манипуляций - никогда не приводят к одинаковому результату.
Боже, картина мирозданья рвётся в клочья :)
https://metapractice.livejournal.com/316493.html?thread=7906893#t7906893
Сущностное ощущение (чувство)
а) имеет центр/источник в теле человека.
б) распространяясь из источника, чувство может "как бы выходить" за поверхость тела.
в) "результат" действия (субъективного переживания) чувства не зависит от его "физической" интенсивности - "малая порция" чувства эквивалентна по действию "большой порции".
г) является своеобразной синестезией сложных ментальных процессов: восприятия, осознания, понимания, уверенности.
д) определения чувства в физических/физиологических словах содержат "противоположные" термины, например, то ли тепло - то ли холод. ..."
http://openmeta.livejournal.com/22061.html?thread=196653#t196653

https://metapractice.livejournal.com/337388.html
Все началось с маленького и, казалось бы, несущественного наблюдения.
Ш. неоднократно замечал, что, если исследующий произносит какие-нибудь слова, например, говорит "да" или "нет", подтверждая правильность воспроизводимого материала или указывая на ошибки, – на таблице появляется пятно, расплывающееся и заслоняющее цифры; и он оказывается принужден внутренне "менять" таблицу. То же самое бывает, когда в аудитории возникает шум. Этот шум сразу превращается в "клубы пара" или "брызги", и "считать" таблицу становится труднее.
Эти данные заставляют думать, что процесс удержания материала не исчерпывается простым сохранением непосредственных зрительных следов и что в него вмешиваются дополнительные элементы, говорящие о высоком развитии у Ш. синестезии.
Если верить воспоминаниям Ш. о его раннем детстве, – а к ним нам еще придется возвращаться особо, – такие синестезии можно было проследить у него еще в очень раннем возрасте.
"Когда – около 2-х или 3-х лет, – говорил Ш., – меня начали учить словам молитвы на древнееврейском языке, я не понимал их, и эти слова откладывались у меня в виде клубов пара и брызг... Еще и теперь я вижу, "когда мне говорят какие-нибудь звуки... "
Явление синестезии возникало у Ш. каждый раз, когда ему давались какие-либо тоны. Такие же (синестезические), но еще более сложные явления возникали у него при восприятии голоса, а затем и звуков речи.
Вот протокол опытов, проведенных над Ш. в лаборатории физиологии слуха Института неврологии Академии медицинских наук.
Ему дается тон высотой в 30 Гц с силой звука в 100 дб. Он заявляет, что сначала он видел полосу шириной в 12 – 15 см цвета старого серебра; постепенно полоса сужается и как бы удаляется от него, а затем превращается в какой-то предмет, блестящий как сталь. Постепенно тон принимает характер вечернего света, звук продолжает рябить серебряным блеском...
Ему дается тон в 250 Гц и 64 дб. Ш. видит бархатный шнурок, ворсинки которого торчат во все стороны. Шнурок окрашен в нежно-приятно розово-оранжевый цвет...
Ему дается тон в 2000 Гц и 113 дб. Ш. говорит: "Что-то вроде фейерверка, окрашенного в розово-красный цвет.., полоска шершавая, неприятная.., неприятный вкус, вроде пряного рассола... Можно поранить руку..."
Опыты повторялись в течение нескольких дней, и одни и те же раздражители неизменно вызывали одинаковые переживания.
Значит, Ш. действительно относился к той замечательной группе людей, в которую, между прочим, входил и композитор Скрябин и у которого в особенно яркой форме сохранилась комплексная "синестезическая" чувствительность: каждый звук непосредственно рождал переживания света и цвета и, как мы еще увидим ниже, – вкуса и прикосновения...
Синестезические переживания Ш. проявлялись и тогда, когда он вслушивался в чей-нибудь голос.
"Какой у вас желтый и рассыпчатый голос", – сказал он как-то раз беседовавшему с ним Л. С. Выготскому. "А вот есть люди, которые разговаривают как-то многоголосо, которые отдают целой композицией, букетом.., – говорил он позднее, – такой голос был у покойного С. М. Эйзенштейна, как будто какое-то пламя с жилками надвигалось на меня..."
"От цветного слуха я не могу избавиться и по сей день... Вначале встает цвет голоса, а потом он удаляется – ведь он мешает... Вот как-то сказал слово – я его вижу, а если вдруг посторонний голос – появляются пятна, вкрадываются слоги, и я уже не могу разобрать..."
"Линия", "пятна" и "брызги" вызывались не только точном, шумом и голосом. Каждый звук речи сразу же вызывал у Ш. яркий зрительный образ, каждый звук имел свою зрительную форму, свой цвет, свои отличия на вкус... Аналогично переживал Ш. цифры.

https://metapractice.livejournal.com/337614.html?thread=8698574#t8698574
"Для меня 2, 4, 6, 5 – не просто цифры. Они имеют форму. 1 – это острое число, независимо от его графического изображения, это что-то законченное, твердое... 5 – полная законченность в виде конуса, башни, фундаментальное, 6 – это первая за "5", беловатая. 8 – невинное, голубовато-молочное, похожее на известь" и т. д.
Значит, у Ш. не было той четкой грани, которая у каждого из нас отделяет зрение от слуха, слух – от осязания или вкуса... Синестезии возникли очень рано и сохранялись у него до самого последнего времени; они, как мы увидим ниже, накладывали свой отпечаток на его восприятие, понимание, мышление, они входили существенным компонентом в его память.
Запоминание "по линиям" и "по брызгам" вступало в силу в тех случаях, когда Ш. предъявлялись отдельные звуки, бессмысленные слоги и незнакомые слова. В этих случаях Ш. указывал, что звуки, голоса или слова вызывали у него какие-то зрительные впечатления – "клубы дыма", "брызги", "плавные или изломанные линии"; иногда они вызывали ощущение вкуса на языке, иногда ощущение чего-то мягкого или колючего, гладкого или шершавого.
Эти синестезические компоненты каждого зрительного и особенно слухового раздражения были в ранний период развития Ш. очень существенной чертой его запоминания, и лишь позднее – с развитием смысловой и образной памяти – отступали на задний план, продолжая, однако, сохраняться в любом запоминании.
Значение этих синестезий для процесса запоминания объективно состояло в том, что синестезические компоненты создавали как бы фон каждого запоминания, неся дополнительно "избыточную" информацию и обеспечивая точность запоминания: "если почему-либо (это мы еще увидим ниже) Ш. воспроизводил слово неточно – дополнительные синестезические ощущения, не совпадавшие с исходным словом, давали ему почувствовать, что в его воспроизведении "что-то не так" и заставляли его исправлять допущенную неточность.

https://metapractice.livejournal.com/337614.html?thread=8698830#t8698830
</>
[pic]
Синестезийная память

metanymous в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)

..."Я обычно чувствую и вкус, и вес слова – и мне уже делать нечего – оно само вспоминается.., а описать трудно. Я чувствую в руке – скользнет что-то маслянистое – из массы мельчайших точек, но очень легковесных – это легкое щекотание в левой руке, – и мне уже больше ничего не нужно..." (Опыт 22/V, 1939 г.).
Синестезические ощущения, выступавшие открыто при запоминании голоса, отдельных звуков или звуковых комплексов, теряли свое ведущее значение и оттеснялись на второй план при запоминании слов...
... Каждое слово вызывало у Ш. наглядный образ, и отличия Ш. от обычных людей заключались лишь в том, что эти образы были несравненно более яркими и стойкими, а также и в том, что к ним неизменно присоединялись те синестезические компоненты (ощущение цветных пятен, "брызг" и "линий"), которые отражали звуковую структуру слова и голос произносившего.
Естественно поэтому, что зрительный характер запоминания, который мы уже видели выше, сохранял свое ведущее значение и при запоминании слов...
"Когда я услышу слово "зеленый", появляется зеленый горшок с цветами; "красный" – появляется человек в красной рубашке, который подходит к нему. "Синий" – и из окна кто-то помахивает синим флажком... Даже цифры напоминают мне образы... Вот "1" – это гордый стройный человек; "2" – женщина веселая; "3" – угрюмый человек, не знаю почему"...
Легко видеть, что в образах, которые возникают от слов и цифр, совмещаются наглядные представления и те переживания, которые характерны для синестезии Ш. Если Ш. слышал понятное слово – эти образы заслоняли синестезические переживания; если слово было непонятным и не вызывало никакого образа – Ш. запоминал его "по линиям": звуки снова превращались в цветовые пятна, линии, брызги, и он запечатлевал этот зрительный эквивалент, на этот раз относящийся к звуковой стороне слова.
Когда Ш. прочитывал длинный ряд слов – каждое из этих слов вызывало наглядный образ; но слов было много – и Ш. должен был "расставлять" эти образы в целый ряд. Чаще всего – и это сохранялось у Ш. на всю жизнь – он "расставлял" эти образы по какой-нибудь дороге. Иногда это была улица его родного города, двор его дома, ярко запечатлевшийся у него еще с детских лет. Иногда это была одна из московских улиц. Часто он шел по этой улице – нередко это была улица Горького в Москве, начиная с площади Маяковского, медленно продвигаясь вниз и "расставляя" образы у домов, ворот и окон магазинов, и иногда незаметно для себя оказывался вновь в родном Торжке и кончал свой дуть... у дома его детства... Легко видеть, что фон, который он избирал для своих "внутренних прогулок", был близок к плану сновидения и отличался от него только тем, что он легко исчезал при всяком отвлечении внимания и столь же легко появлялся снова, когда перед Ш. возникала задача вспомнить "записанный" ряд.
Эта техника превращения предъявленного ряда слов в наглядный ряд образов делала понятным, почему Ш. с такой легкостью мог воспроизводить длинный ряд в прямом или обратном порядке, быстро называть слово, которое предшествовало данному или следовало за ним: для этого ему нужно было только начать свою прогулку с начала или с конца улицы или найти образ названного предмета и затем "посмотреть" на то, что стоит с обеих сторон от него. Отличия от обычной образной памяти заключались лишь в том, что образы Ш. были исключительно яркими и прочными, что он мог "отворачиваться" от них, а затем, "поворачиваясь" к ним, видеть их снова [1].
Убедившись в том, что объем памяти Ш. практически безграничен, что ему не нужно "заучивать", а достаточно только "запечатлевать" образы, что он может вызывать эти образы через очень длительные сроки (мы дадим ниже примеры того, как предложенный ряд точно воспроизводился Ш. через 10 и даже через 16 лет), мы, естественно, потеряли всякий интерес к попытке "измерить" его память; мы обратились к обратному вопросу: может ли он забывать, и попытались тщательно фиксировать случаи, когда Ш. упускал то или иное слово из воспроизводимого им ряда.

https://metapractice.livejournal.com/337614.html?thread=8699086#t8699086

Дочитали до конца.