Полное совпадение, включая падежи, без учёта регистра

Искать в:

Можно использовать скобки, & («и»), | («или») и ! («не»). Например, Моделирование & !Гриндер

Где искать
Журналы

Если галочки не стоят — только metapractice

Автор
Показаны записи 1 - 10 из 2241
Ты "перформатив" рассматриваешь, как субъектную группу глагола?
</>
[pic]
Всем привет и здравия

bavi в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)

Сейчас есть замечательный сайт Метапрактика: https://metapractice.ru/items
Поэтому это зеркало просто оставил в архиве - новая ссылка на него
http://metapractica.codenlp.ru/
Можно старую ссылку изменить/отредактировать в шапке поста...
</>
[pic]
Какой vs Кто/что

bavi в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)

-И поэтому "который/какая" не является самый прямой/простой вопрос на РИ
https://metapractice.livejournal.com/568946.html?thread=14393970#t14393970
--Приведи альтернативу.

Я с начала об этом и говорю.
Ответ на вопрос "который/какая/какой" предполагает ответ "тот, который/та, которая и т.д.". А есть не уточнение референта, а уточнение "дополнения" у референта. Этих самых "дополнений" может быть ух, как много. Дополнительно, в разделе пресуппозиции, выделена пресуппозиция "определительное придаточное".
Ответ на вопрос "кто/что" предполагает ответ именно, как уточнение объекта(референта), а не его характеристик.
Строго говоря, можно прямо спросить: ты хочешь взять какое угодно оборудование для майнинга, или какое-то конкретное? Подобный вопрос является законным к любому не конкретному референту.
Ты хочешь взять что-то конкретное? Что?
Ну а какой вопрос будет со словами "что конкретное"? Что конкретно за оборудование? Вот если бы не это "за", то можно было бы одназначно сделать выбор за "что" против "какое".
- Что конкретно из оборудования хочешь взять?
- Хорошо, оборудование для майнинга, а что конкретно?
- Что конкретно ты (уже) подобрал?
- Когда ты говоришь "хочу взять оборудование для майнинга", что конкретно ты хочешь взять?
- (Выбор) Что-то конкретное (уже) выбрал/подобрал? (Из чего конкретно будешь делать выбор?)
и т.д.
- О чем конкретно ты подумываешь?
--Ну, я не согалсен с тем, что этот вопрос оправдан в рамках обсуждаемых алгоритмов метамоделирования. В метамоделировании "преемственность" фраз должна соблюдаться — вопрос оператора должен включать в себя по меньшей мере часть фразы субъекта. А в твоём варианте референт субъекта отвергается — меня бы, как субъекта, это просто сбивало с толку.

Так, ты подумываешь о средстве передвижения, не так ли?
Да
Хорошо
(1)Не мог ты ответить о чем конкретно ты подумываешь?
(2)Что уже выбрал? К чему склоняешься(сомнение, если клиент сомневается это и присоединение и декодер) и т.д.
Есть ещё слово "который" — которое оборудование для майнинга, конкретно?
Уже пресуппозиция вопроса, предполагает выдачу не референта, а характеристики.
Я бы сказал — ответы на эти вопросы идут циклами. Левополушарным вариантом ответа будет указать предикат (условие, качество, характеристику и т.д.), на основе которого ведётся поиск ответа. Правополушарным — конкретное имя. Так что дело оператора, в таком случае, получается подталкивать субъекта к балансу циклов:
— слишком конкретного субъекта, который всё сводит к конкретным примерам, возвращать к определению того, по каким критериям эти примеры оказались включены как содержание ментальных процессов
— слишком абстрактного субъекта подталкивать к называнию конкретных примеров

Конкретные примеры и критерии включения.
</>
[pic]
...

bavi в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)

Вербальные эпизоды. Вербальное поведение дает множество примеров, относительно которых утверждается, что один человек оказывает на другого влияние, которое выходит за пределы физических наук. Слова якобы «символизируют» или «выражают» идеи или значения, которые затем «сообщаются» слушателю. Альтернативная формулировка потребовала бы здесь слишком много места , но один пример может продемонстрировать, как этот вид социального поведения может быть помещен в рамки естественных наук. Рассмотрим простой эпизод - А просит у В сигарету и получает ее. Для того, чтобы объяснить появление и сохранение такого поведения, нам следует показать, что А предоставляет адекватные стимулы и подкрепление для Б и наоборот. Реакция А «Дай мне сигарету» была бы совершенно неэффективной в полностью механическом окружении. Она была обусловлена вербальным сообществом, время от времени особым образом подкреплявшим ее. У А уже давно сформировалась дискриминация, благодаря которой реакция в отсутствие другого члена сообщества не производится.
Вероятно, у него сформировались и более тонкие дискриминации, под воздействием которых он более расположен реагировать, когда рядом находится человек, от которого легко получить желаемое. В либо в прошлом уже подкреплял эту реакцию, либо напоминает того, кто это делал. Первый акт обмена между этими людьми направлен от В к А: В служит дискриминативным стимулом, в присутствии которого А эмитирует вербальную реакцию. Второй акт обмена направлен от А к В: реакция создает звуковые стимулы, воздействующие на В. Если В уже расположен предоставить А сигарету, например, В «хочет угодить А» или «влюблен в А», звуковой паттерн становится дискриминативным стимулом для реакции передачи сигареты. В не предлагает сигареты без дискриминации, он ждет реакции А как события, при котором сигарета будет принята. То, примет ли А сигарету, зависит от состояния депривации, при котором принятие сигареты будет служить подкреплением. Это состояние также побуждает А эмитировать реакцию «Дай мне сигарету»; таким образом устанавливается контингенция, управляющая поведением В. Третий акт - это принятие сигареты, которую В отдает А. Это подкрепляет начальную реакцию А и позволяет нам полностью ее объяснить. Если В подкрепляется, лишь наблюдая эффект, который сигарета производит на А, поведение В мы также можем считать объясненным. Однако, такое взаимодействие имеет больше шансов сохраниться в качестве устойчивой части культуры, если
соответствующие моменты подкрепления подчеркнуть и сделать более заметными. Если А нс только принимает сигарету, но и говорит при этом «Спасибо», возникает четвертый акт: вербальный стимул служит условным подкреплением для В, и А продуцирует его именно по этой причине. В, в свою очередь, также может увеличить вероятность будущих «Спасибо» со стороны А, ответив «Не за что».
Когда поведение В, связанное с ответом на реакцию А, уже является сильным, мы можем назвать реакцию А «просьбой». Если же поведение В подразумевает иные условия, мы должны переклассифицировать реакцию А. Если «Дай мне сигарету» является не только благоприятной возможностью для особой реакции, но и условным аверсивным стимулом, прекратить воздействие которого В может, только подчинившись, реакция А должна быть названа «требованием». В этом случае поведение В подкрепляется снижением угрозы, связанной с требованием А, и «Спасибо» со стороны А эффективно главным образом как явный показатель того, что угроза миновала.
Даже такой краткий эпизод демонстрирует неожиданную сложность, но все четыре или пять актов взаимодействия между А и В могут быть описаны в физических терминах и едва ли могут быть проигнорированы, если нашей задачей является проведение серьезного анализа. То, что весь эпизод занимает всего несколько секунд, не освобождает нас от обязанности идентифицировать и рассмотреть все его составляющие.
</>
[pic]
...

bavi в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)

Изменение стимула. Поскольку предшествующие техники действуют посредством физических средств или ограничений, они не основаны на поведенческом процессе. Однако они связаны с процессами, которые можно точнее проанализировать с точки зрения стимуляции. Помимо того, чтобы делать реакцию возможной или невозможной, мы можем создавать или устранять ее причины. Чтобы это сделать, мы манипулируем либо вызывающим, либо дискриминативным стимулом. Когда производитель лекарств снижает вероятность того, что таблетку с неприятным вкусом выплюнут, заключая ее в безвкусную капсулу или сладкую оболочку, он просто устраняет стимул, вызывающий нежелательные реакции. Та же процедура доступна и для контроля наших собственных рефлексов. Мы быстро проглатываем лекарство и запиваем его водой, чтобы ослабить сопоставимые стимулы.
Мы устраняем дискриминативные стимулы, когда уклоняемся от стимулов, которые индуцируют аверсивное действие. Мы можем специально отвернуться от обоев, которые вызывают компульсивное поведение, заключающееся в слежении за геометрическими узорами. Мы можем закрыть двери и задёрнуть шторы, чтобы устранить отвлекающие стимулы, или мы можем достигнуть того же результата, закрыв глаза или заткнув уши пальцами. Мы можем убрать коробку конфет подальше от глаз, чтобы избежать переедания. Эта разновидность самоконтроля описывается как «избегание соблазна», особенно тогда, когда аверсивные последствия организованы обществом. Это принцип «Изыди, Сатана!»
Мы также предъявляем стимулы, потому что они вызывают или делают более вероятными определенные реакции в нашем поведении. Мы избавляем себя от ядовитой или неусваиваемой пищи при помощи рвотного средства - вещества, которое производит стимулы, вызывающие рвоту. Мы содействуем стимуляции, когда носим очки или слуховые аппараты. Мы организуем дискриминагивный стимул, чтобы стимулировать собственное поведение в определенный день в будущем, когда вяжем узелок на память или делаем запись в ежедневнике, которые будут служить поводом к действию в соответствующее время. Иногда мы предъявляем стимулы, потому что результирующее поведение замещает поведение, которое нужно проконтролировать - мы «отвлекаем» себя так же, как мы отвлекаем других от ситуации, вызывающей нежелательное поведение. Мы усиливаем стимулы, создаваемые нашим собственным поведением, когда используем зеркало, чтобы сформировать хорошую осанку или отрепетировать сложное танцевальное движение, или когда смотрим видеозапись с нашим поведением, чтобы улучшить спортивные навыки, или когда слушаем аудиозапись собственной речи, чтобы улучшить произношение или манеру подачи материала.
</>
[pic]
...

bavi в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)

Возражение, направленное против принципа насыщения, предоставляет пример другого случая множественных эффектов. Представим, что мы подходим к ребенку, счастливо играющему с самим собой, и даем ему небольшую конфету. Мы можем наблюдать внезапное возникновение по-настоящему предосудительного поведения - просьб и выпрашивания другой конфеты, затем плача или даже истерики. Мы, по-видимому, увеличили его потребность в конфетах, хотя наше определение насыщения предполагает, что мы уменьшили ее, по крайней мере, хотя бы чуть-чуть. Объяснение состоит в том, что леденец имел и другой эффект. Вид и вкус конфеты являются дискриминативными стимулами, при которых поведение выпрашивания или получения конфеты часто оказывается эффективно. Не существует более благоприятной возможности для подкрепления такого поведения, чем непосредственное наличие конфеты. Давая ребенку небольшую конфету, мы порождаем обычную ситуацию, при которой сильное поведение, находящееся под контролем «конфетной депривации», обычно является эффективным и от этого сильным. С точки зрения депривации, мы не сделали ребенка сколько-нибудь более голодным. С некоторой историей депривации, поведение выпрашивания конфеты имеет два уровня силы, находясь под контролем двух стимулов. В нашем эксперименте мы переключаемся со стимула, контролирующего низкий уровень поведения, на тот, что контролирует высокий уровень. Поэтому мы сталкиваемся с другим результатом. Небольшая конфета, как дискриминативный стимул, вызывает поведение, которое обычно подкрепляется, но мы создали условия, в которых дальнейшего подкрепления не будет. Ребенок не просто просит конфету, он просит ее безуспешно. Эго - условие для эмоциональной реакции «фрустрации», при которой ребенок начинает плакать или даже начинает истерику (глава X). Очевидно, что ребенок был свободен от этих состояний до того, как увидел конфету, но это не означает, что он не был голоден. Если бы мы определяли голод в терминах силы поведения безотносительно к наличию или отсутствию дискриминативных стимулов, мы бы были вынуждены согласиться, что небольшой объем пищи усиливает его. Но этот случай не представляет собой исключения из наших текущих формулировок.
Мы может разделить дискриминативные и насыщающие эффекты конфеты несколькими способами. Например, режим, при котором ребенок никогда не получает больше одной конфеты за раз, в конечном итоге приведет к угасанию поведения выпрашивания добавки. В результате, условия, ответственные за плач или истерику, возникать не будут. Одна конфета не будет вызывать беспокоящие эффекты, описанные в этом примере, и станет возможным продемонстрировать и небольшую меру насыщения.
</>
[pic]
...

bavi в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)

АБСТРАКЦИЯ
Поведение может быть поставлено под контроль единственного свойства или особой комбинации свойств стимула, будучи при этом освобожденным от контроля всех остальных свойств. Характерный результат этого известен как абстракция. Ее взаимосвязь с дискриминацией может быть показана на основе примера. Подкрепляя реакции на круглое красное пятно и угашая реакции на круглые пятна всех остальных цветов, мы можем дать этому красному пятну эксклюзивный контроль над поведением. Это дискриминация. Поскольку пятна других цветов, по-видимому, не оказывают никакого влияния, может показаться, что и другие параметры, которыми они обладают, например, размер, форма и положение, не имеют значения. Однако это не до конца верно, поскольку вероятность того, что реакцию вызовет красный объект другой формы и размера, несколько ниже. Другими словами, мы поставили реакцию под контроль всех круглых красных пятен, а не только лишь «свойства быть красным». Для того чтобы добиться последнего, необходимо подкреплять реакцию на множество красных объектов, сильно различающихся в остальных своих свойствах. В итоге, организм будет реагировать только на свойство быть красным. Это можно проиллюстрировать речевым стимулом - словом «красный». Тем не менее, нам нужно помнить, что совершенно абстрактная реакция, по всей видимости, не достигается никогда. Стимулы, обладающие необходимым свойством, но резко отличающиеся в других отношениях, могут и не вызвать реакции. Стимулы без нужного свойства, но напоминающие некоторые прошлые случаи предъявления стимула с этим свойством, могут обладать некоторым контролем.
</>
[pic]
...

bavi в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)

Некоторые важные проблемы, связанные со стимуляцией, относительно независимы от конкретных физических свойств стимулов и диапазона их эффективности. При решении этих проблем не имеет значения, является ли воспринимающий орган, к примеру, глазом или ухом, и мы можем работать со значениями стимула, не оглядываясь на проблему границ действия. Для обсуждения таких функций стимула, как вызывание реакции, дискриминация и подкрепление, не всегда обязательно указывать на природу стимула, и, как мы увидим в главе IX, это справедливо и для другой стимульной функции, касающейся эмоций. Существуют еще более общие процессы, которые могут изучаться не только без обращения к некоторой форме энергетического обмена на периферии организма, но и без уточнения того, является ли стимул вызывающим, дискриминативным, подкрепляющим или эмоциональным. В последующем обсуждении мы сделаем акцент на дискриминативном стимуле, но, по-видимому, каждый процесс с таким же успехом можно продемонстрировать и для всех остальных функций.
ДИСКРИМИНАЦИЯ
Индукция (или генерализация) - это не активность организма, эго просто термин для описания того факта, что контроль, принадлежащий одному стимулу, разделяется с другими стимулами с общими характеристиками, или, если перефразировать, контроль принадлежит всем характеристикам стимула, взятым по отдельности. Некоторая комбинация характеристик создает то, что мы называем стимулом, но это выражение не очень точно описывает контроль, осуществляемый средой.
Дискриминация, описанная в главе VII, также не представляет собой форму действия со стороны организма. Когда мы устанавливаем дискриминацию между красным и оранжевым пятном, мы просто уточняем естественный градиент. Продолжая подкреплять красные пятна и исключая из этого процесса оранжевые, мы вызываем изменения: контроль со стороны свойства «быть красным»
последовательно усиливается, а со стороны свойства «быть оранжевым» - последовательно ослабевает. В таком эксперименте, другие свойства стимулов - например, размер, форма и положение - и подкрепляются, и погашаются одновременно. Те, кто работает с пигментами, красками и другими красящими веществами, подвержены воздействию контингенций, при которых небольшие различия в цвете влекут за собой значительное различие в последствиях поведения. Мы говорим, что они становятся «крайне дискриминативными» в отношении цвета. Но их поведение демонстрирует не что иное, как процессы обусловливания и угасания.
</>
[pic]
...

bavi в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)

Также для нормальной среды характерно то, что события сопутствуют друг другу в рамках определенных временных отношений. Стимул может предшествовать другому стимулу с определенным интервалом, как, например, молния предшествует грому. Реакция может произвести последствие только после определенного интервала времени, как это, например, происходит при приеме алкоголя, когда соответствующие эффекты возникают спустя некоторое время. Реакция может достичь результата, когда она происходит спустя некоторое время после появления дискриминативного стимула, например, мяч может быть отбит только после его появления в зоне досягаемости и до того, как он ее покинет.
Первые два из рассмотренных выше случаев не создают особых проблем. Эффект временного интервала между двумя стимулами при респондентном обусловливании может быть легко установлен. Если мы предоставляем организму еду через десять секунд после экспозиции нейтрального стимула, процесс обусловливания по большей части следует привычному пути: собака начинает выделять слюну в ответ на прежде нейтральный стимул. Однако, в конце концов, здесь устанавливается дискриминация по времени. Собака выделяет слюну не сразу при появлении условного стимула, но только при прошествии интервала, который постепенно приближается к тому интервалу, в течение которого обычно появляется безусловный стимул. Мы можем объяснить этот результат, просто определив обусловленный стимул как некоторое событие плюс прохождение определенного количества времени. Введение временного интервала между реакцией и подкреплением в оперантном обусловливании также не представляет здесь большого интереса. Эффективность подкрепления снижается, но в других отношениях поведение не претерпевает значительных изменений.
Тем не менее, когда временные характеристики добавляются к трехчастной контингенции дискриминативного операнта, возникают особые эффекты. Иногда реакция подкрепляется, только если она произведена как можно быстрее после появления соответствующего стимула. Контингснция такого рода ответственна за скорость, с которой многие люди стремятся ответить на телефонный вызов. Поднимание трубки и слово «Алло» подкрепляются только тогда, когда реакция произведена достаточно быстро. Бегун реагирует на выстрел сигнального пистолета схожим образом и по схожей причине. В типичном эксперименте на «время реакции» испытуемый инструктируется убирать палец с кнопки, как только зажжется свет или прозвучит звуковой сигнал; результатом при этом становится поведение, совершаемое по принципу «как можно быстрее». Хотя инструкции, данные испытуемому при этом эксперименте или бегуну перед стартом соревнования, сложны, воздействие на поведение обеспечивается простой трехчастной контингенцией с добавленной временной спецификацией. Такая же контингенция может заставить голубя производить клевательное движение «как можно быстрее». Время реакции голубя будет приблизительно таким же, как у человека.
</>
[pic]
...

bavi в посте Metapractice (оригинал в ЖЖ)

Окружающая среда устроена так, что определенные вещи обычно п происходят совместно. Организм устроен так, что его поведение изменяется про соприкосновении со средой. Здесь можно выделить три основных случая.
(1) Некоторые события - такие как цвет и вкус зрелого фрукта - имеют тенденцию сочетаться. Сопутствующим влиянием на поведение является респондентное обусловливание.
(2) Некоторая активность организма вызывает некоторые изменения среды. Сопутствующим влиянием на поведение является оперантное обусловливание.
(3) Некоторые события создает предпосылки для того, чтобы определенные действия определенным образом воздействовали на среду. Здесь сопутствующим влиянием на поведение является дискриминация операнта. В результате этих процессов, организм, оказывающийся в новых условиях, со временем начинает действовать эффективно. Такой результат нс может быть полностью обеспечен врожденными механизмами, поскольку среда не сохраняет достаточное постоянство от поколения к поколению.

Дочитали до конца.